Наркополиция

Опубликовано 16 Апр 2014. Автор:

sochinskaya_sluzhba_narko

Вполне очевидно, что проникновение 3-х сотрудников наркополиции в жилое помещение Александра Бойченко против его воли, применение к нему физической силы и спецсредств (металлических наручников) является совершенно незаконным и грубо противоречит конкретным положениям ст. ст. 6, 15, 16, 20, 21 ФЗ №3 от 07.02.2011г. «О полиции», что и начисто опровергает ошибочную и надуманную позицию судов, противоречащую требованиям ч.3 ст. 15 УК РФ.

 

Суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры
628012, г.Ханты-Мансийск, ул.Чехова, 3
председателю Суда,
В.К.Бабинову

Кассационная жалоба
«В защиту законных прав и интересов Бойченко А.Л.»

14.08.13г. следователь Няганьского межрайследотдела СУ СКР по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре Кариков А.Н., проведя в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ доследственную проверку по заявлению от 23.05.13г. Бойченко А.Л. о привлечении к уголовной ответственности оперуполномоченных органов наркополиции Шевченко, Чуванова и Ильницкого, 14.08.13г. вынес постановление, которым в возбуждении уголовного дела по ст.ст.139 и 286 УК РФ отказал, сославшись на «отсутствие» составов преступлений.

Не согласившись с упомянутым выше постановлением, 27.01.14 г. адвокат Касымов С.Х. в порядке ст.125 УПК РФ подал в Няганский горсуд жалобу, в которой поставил вопросы о признании первого незаконным и наложении обязанности на заинтересованных лиц его отмены.

06.02.14. Няганский горсуд (Председательствующий, ф/с Вараксин П.В.), рассмотрев указанную выше жалобу адвоката Касымова С.Х., вынес постановление, которым в ее удовлетворении отказал, сославшись на «необоснованность» доводов заявителя и на «отсутствие» в действиях 3-х сотрудников органов наркополиции составов преступлений (копия постановления прилагается).

Судебная коллегия по уголовным делам (апелляционная инстанция) в составе Председательствующего ф/с А.В. Толстогузова, рассмотрев апелляционную жалобу адвоката Пуртова М.Ф., оставила ее без удовлетворения (копия апелляционного постановления прилагается).

Нахожу состоявшиеся и обжалуемые постановления суда ошибочными, необоснованными, а потому незаконными и подлежащими отмене, с учетом ряда реальных и состоятельных обстоятельств, заслуживающих уважения и удовлетворения.

Так, согласно требований ч.3 ст.15 УПК РФ, суд должен быть независимым и не вправе занимать ни одну из процессуальных сторон.
Однако, фактически суд занял ничем не прикрытую позицию на стороне следственного органа и Прокуратуры, укрывающих, тем самым, 2 серьезных преступления.

Далее, суды обязаны проверять соблюдение следственным органом полноту доследственной проверки, всесторонность выяснения всех обстоятельств события, однако они, по сути, от этого самоустранились, нарушив требования ст. 125 УПК РФ.

Однако, фактически суд предпочел не «замечать», что доследственная проверка проведена односторонне, основываясь только на сомнительных доводах заинтересованных в исходе дела сотрудников органов наркополиции, прямо причастных к совершению явно незаконных действий, а также и неполно, т.е. с «пробелами», что подтверждается нижеозначенными доводами.

Так, версия суда о том, что  действия 3-х сотрудников органов наркополиции (Шевченко, Ильницкий, Чуванов), совершивших около 10 часов утра 01.05.2013 взлом входных дверей, проникновение в жилое помещениие Александра Бойченко, применение к последнему физического насилия и наручников, являются «законными», прямо противоречит требованиям закона.

Действительно, согласно требований п.2 ч.1 ст.6 УПК РФ одним из главных предназначений уголовного производства является защита личности, потерпевшей от преступных действий, но эта норма права судами не применена.

Далее, согласно требований п.25 ст.5 УПК РФ, любое решение следственного органа должно оформляться в виде отдельного постановления, о чем умалчивается в обжалуемом постановлении суда, хотя такой документ отсутствует, но оценки этому не дано.

Далее, согласно требований ч.4 ст.7 УПК РФ, любое решение следственного органа должно быть мотивированным, обоснованным и законным, что не учитывается в обжалуемых постановления судов.

Далее, согласно требований ч.1 ст.166 УПК РФ, любое следственное действие должно быть задокументировано в форме отдельного протокола, что игнорируется в обжалуемом постановлении суда, при том, что такой документ отсутствует, но оценки этому не дано.

Далее, согласно требований ч.1 ст.170 УПК РФ, ход и подробное содержание обыска (ст.182 УПК РФ) должны быть удостоверены не менее чем 2-мя незаинтересованными понятыми (ст.60 УПК РФ), что не отражено в обжалуемом постановлении суда, хотя очевидно, что 3-е наркополицейских действовали самолично и самоуправно, без понятых.

Далее, поскольку ст.25 Конституции РФ закреплен принцип неприкосновенности жилища, постольку для проведения в нем обыска требуется соответствующее решение суда (п.5 ч.2 ст.29 УПК РФ), либо согласие его собственника (лица, в нем проживающего), что суд также проигнорировал, однако согласия Бойченко А.Л. не было, решения суда не было, но оценки нет.

Далее, согласно требований ч.4 ст.182 УПК РФ, именно до начала обыска в жилище, лицо, производящее данные следственные действия, должно предъявить все указанные выше документы, что в обжалуемом постановлении суда не учтено и не обсуждено, хотя их не было, оценки нет.

Далее, поскольку согласно ст.38 УПК РФ самостоятельно следственные действия вправе производить лишь следователь, согласно ст. 151 УПК РФ, постольку иные лица (в частности, оперативные уполномоченные) могут выполнять следственные  действия лишь на основании письменного отдельного поручения, оформленного отдельным постановлением, в соответствии положений ч.4 ст.38 УПК РФ, что оказалось вне внимания судов, проигнорировавших отсутствие у 3-х наркополицейских требуемых документов.

Однако, когда около 10 часов утра 01.05.2013 3-е оперуполномоченных органов наркополиции (Ильницкий, Шевченко, Чуванов) «решили» произвести обыск в жилом помещении Александра Бойченко, то они все указанные выше нормы закона прямо, грубо и умышленно нарушили, то есть, бесспорно, действовали без:

— согласия собственника;
— без решения суда;
— постановления о производстве обыска;
— постановления о выполнении отдельного поручения следователя;
— понятых;
— оформления протокола следственного действия.

Суды же, открыто заняв сторону следственного органа, указывают, что оперативники якобы действовали «правомерно», очевидно, считая, что оценка поведения оборотней в погонах «может» производиться с «местечковых» позиций, хотя эти приводимые доводы защиты ничем не опровергнуты.

Однако, вполне очевидно, что проникновение 3-х сотрудников наркополиции в жилое помещение Александра Бойченко против его воли, применение к нему физической силы и спецсредств (металлических наручников) является совершенно незаконным и грубо противоречит конкретным положениям ст. ст. 6, 15, 16, 20, 21 ФЗ №3 от 07.02.2011г. «О полиции», что и начисто опровергает ошибочную и надуманную позицию судов, противоречащую требованиям ч.3 ст. 15 УК РФ.

Таким образом, в умышленных действиях 3-х сотрудников наркополиции содержатся явные и очевидные признаки 2-х тяжких (ч.4 ст. 15 УК РФ) преступлений, указанные в ч. 3 ст. 139 и п.п. «А» и «Б» ч. 3 ст. 286 УК РФ (незаконное проникновение в жилое помещение, сопряженное с использованием служебного положения, превышением должностных полномочий, соединенное с применением спецсредств и физического насилия), т.к. доводы судов о их «правомерности» явно надуман и голословен и опровергается фактическими обстоятельствами.

Далее, суд вообще не учел, что Александр Бойченко, находившийся в состоянии необходимой обороны от незаконных действий, должен быть признан потерпевшим от преступлений на основании ст. 37 УК РФ, п. 10 Постановления ВС РФ № 19 от 27.09.2012 «О применении судами законодательства о необходимой обороны…» и в соответствии со ст. 42 УПК РФ, хотя фактически он правом на необходимую оборону и не воспользовался.

Далее, суд не обратил внимания на то, что бесчинства наркополицейских, дислоцированных в г.Нягани, приобрели системный характер и привлекли пристальное внимание публичных СМИ, о чем и свидетельствует приговор Няганского горсуда по делу Чуванова М. и ряд острых и разоблачительных фельетонов (экземпляр газеты «Мой город – без цензуры» и копия приговора прилагаются), но и это оказалось вне внимания судов.

Далее, неполнота и поверхностность проведенной доследственной проверки проявилась и в таком вопиющем «пробеле», о чем ниже.

Как уже отмечалось, для производства обыска в жилище должно быть вынесено следственным органом постановление, исходя из требований п.25 ст.5, п.5 ч.2 ст.29, ч.1 ст.165, ч.3 ст.182 УПК РФ, базируясь на основании соответствующего разрешения суда, положениях ст.15 ФЗ № 3 от 07.02.2011 «О полиции».

Однако, следственный орган, самоуправно расширяя 01.05.2013г. границы обыска уже на территорию прилегающего к жилому дому № 3 соседнего земельного участка (Павла Никифорова), при этом грубо нарушили гарантии ст.25 Конституции РФ, требования указанных выше норм закона, так как не имели ни согласия собственника данного объекта недвижимости, ни судебного решения, никаких процессуальных других документов, но об этом ни слова в 2-х томном досье проверочного материала, то есть оставлено без какой либо оценки.

Необходимо добавить, что следственный орган о производстве 3 наркополицейскими фактически проведенного без решения суда обыска не уведомил в течение 24 часов ни прокурора, ни суд, что является грубым нарушением требований ч.5 ст.165 УПК РФ, ст.25 Конституции РФ, но и этого суды «не заметили», проигнорировав, никакой оценки не дали.

На основании  изложенного выше, в соответствие со ст.ст.53 401-1-3 УПК РФ,
Прошу:

1.    Вынести постановление о возбуждении кассационного производства и о передаче жалобы адвоката Пуртова М.Ф. на рассмотрение Президиума Суда ХМАО-Югры на предмет отмены постановления от 06.02.2014г Няганского горсуда и апелляционного постановления от 10.04.2014г Суда ХМАО-Югры и вынести новое судебное решение о признании постановления от 14.08.2013 следователя Няганского МРСО СУ СКР по ХМАО-Югре об отказе в возбуждении  уголовного дела в отношении 3-х наркополицейских, незаконным и о наложении обязанности на заинтересованных лиц его отмены.

Приложение:  1. 4 копии жалобы для процессуальных участников;
2. Экземпляр газеты «Мой город – без цензуры» за 16.01.14г. № 25/252 с опубликованным фельетоном «Штатный извращенец ФСКН».
3. Приговор по делу Чуванова М.
4. Ордер коллегии адвокатов.

Адвокат:                                               М. Ф. Пуртов

Оставить отзыв