«Признательные» показания

Опубликовано 19 мая 2014. Автор:

krim_b

29.04.2014г доверитель Николай Наседкин был допрошен следователем СО МВД России «Ханты-Мансийский» Андреем Фишером в качестве подозреваемого в неоднократном незаконном сбыта наркотических веществ нескольким лицам, в крупном размере, то есть в совершении особо тяжкого (ч.5 ст. 15 УК РФ) преступления, указанного в п. «Г» ч.4 ст. 228-1 УК РФ.

 

Следственный Отдел МО
МВД России «Ханты-Мансийский»
628011 г. Ханты-Мансийск, уд. Дзержинского, д.11

Следователю следственного органа,
майору юстиции
Ф.М.Хакимову

Ходатайство
«О прекращении уголовного подозрения в отношении Н.И.Наседкина
за его непричастностью»

Уважаемый Фархад Маратович!

Автором данного обращения по договору на оказание правовой помощи принято поручение на защиту законных прав и интересов Николая Наседкина, ранее не судимого, водителя АУ ХМАО-Югры, ОТРК «Югра» (ордер на ведение дела представлен 19.05.2014).
Поводом для обращения доверителя к адвокату послужили 2 факта уголовного подозрения его в причастности к незаконному обороту наркотических веществ.
Так, 29.04.2014г доверитель Николай Наседкин был допрошен следователем СО МВД России «Ханты-Мансийский» Андреем Фишером в качестве подозреваемого в неоднократном незаконном сбыта наркотических веществ нескольким лицам, в крупном размере, то есть в совершении особо тяжкого (ч.5 ст. 15 УК РФ) преступления, указанного в п. «Г» ч.4 ст. 228-1 УК РФ.
Далее, 14.05.2014 также в качестве подозреваемого в совершении этого же преступления доверитель Николай Наседкин был допрошен и Вами, уважаемый Фархад Маратович.
Нахожу, что, хотя Николай Наседкин и дал «признательные» показания, он непричастен к незаконному обороту наркотических веществ.
Так, на самом деле, то есть фактически, доверитель Николай Наседкин никакие наркотические вещества не приобретал, не хранил их, тем более, не сбывал.
Далее, что касается так называемых «признательных» показаний, то их следует признать недопустимыми и недостоверными доказательствами, исходя из требований ч.3 ст. 14 и ч.1 ст.75 УПК РФ, поскольку их использование в уголовном судопроизводстве прямо запрещено ч.2 ст. 50 Конституции РФ.
В обоснование такой позиции защита ссылается на ряд реальных и состоятельных доводов, заслуживающих уважения и удовлетворения.
Так, указанные выше показания получены с грубым нарушением права подозреваемого на защиту, то есть требований, установленных в ст.ст.16 и 46 УПК РФ, поскольку присутствовавшие при этом адвокаты по назначению фактически никакой правовой помощи не оказали: не беседовали, не разъясняли нормы закона, не давали каких либо советов, рекомендаций, консультаций, уподобившись ролями китайских наблюдателей.
Далее, в отношении доверителя Н.И. Наседкина необходимо назначение и проведение судебной психолого-психиатрической экспертизы в порядке ст. 195 УПК РФ, поскольку он обнаруживает явные и вполне очевидные признаки неадекватного поведения, обусловленного, вероятно, нижеследующими причинами.
Так, еще 1980г доверитель получил серьезную травму головы в групповой драке, произошедшей в г. Шилка, Читинской области (ранее).
Далее, в 1998 г он же получил тяжелую контузию головы при взрыве в гараже «УПТВиС» г. Ханты-Мансийска боевой гранаты.
Следовательно, подписанные больным Н.И. Наседкиным так называемые «признания», есть ни что иное, как вынужденный самооговор в условиях отсутствия квалифицированной защиты.
Что же касается «обнаруженных» 03.03.2014 в помещении одного из служебных кабинетов ОБНОНа МО МВД России «Ханты-Мансийский» в кармане куртки доверителя наркотического вещества россыпью, то оно Н.Наседкину не принадлежит, а засыпано оперативными сотрудниками этой службы, когда подзащитного выводили под конвоем в туалет якобы для «мытья» рук (с какой стати?).
Следовательно, усматриваются явные и очевидные признаки фальсификации доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении, указанном в ч.3 ст. 303 УК РФ.
Согласно же требований ч.2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а все неустранимые сомнения в виновности лица должны быть истолкованы в его пользу, исходя из требований ч.3 ст. 14 УПК РФ и гарантий, установленных в ч.3 ст. 49 Конституции РФ.
На основании изложенного выше, в соответствии со п.1 ч.1 ст. 27 и ч.1 ст. 212 УПК РФ,

Прошу:

1. Вынести постановление о прекращении уголовного подозрения в отношении Наседкина Н.И. по ч.2 ст. 228 и п. «Г» ст. 228-1 УК РФ за его непричастностью;

2. Уведомить о принятых решениях.

С заверениями в высоком почтении,
адвокат:                                                                      (М.Ф. Пуртов)

Оставить отзыв