Отыскали «стрелочника» в штате…

Опубликовано 20 Июл 2014. Автор:

krom_1

Управление МВД по ХМАО-Югре отыскало «стрелочника» в вопросе публикации видеозаписи убийства Юлии Пыхтеевой. По заявлению брата убитой, красующегося на фоне фотографии убитой сестры, уволен рядовой сотрудник полиции…

В Ханты-Мансийский
районный суд
Ханты-Мансийского автономного округа — Югры
628011, Тюменская область,
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра,
г. Ханты-Мансийск, ул. Ленина, дом 63
Председателю суда
В.А.Гавришу

Истец: Майер Андрей Борисович

Представитель истца:
адвокат, Михаил Федорович Пуртов

Ответчик: Управление МВД России
по ХМАО-Югре
Адрес: 628011, Тюменская область,
Ханты-Мансийский автономный округ — Югра,
г. Ханты-Мансийск, ул. Ленина, дом 55
Тел.: 8(3467) 39-83-76

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
О ПРИЗНАНИИ ПРИКАЗА ОБ УВОЛЬНЕНИИ НЕЗАКОННЫМ И ЕГО ОТМЕНЕ,
ВОССТАНОВЛЕНИИ НА РАБОТЕ В ПРЕЖНЕЙ ДОЛЖНОСТИ,
ВЗЫСКАНИЯ ЗАРПЛАТЫ ЗА ВРЕМЯ ВЫНУЖДЕННОГО ПРОГУЛА,
КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА И ПОНЕСЕННЫХ СУДЕБНЫХ РАСХОДОВ

Истец Майер Андрей Борисович, являвшийся оперуполномоченным ОУР МОМВД России «Ханты-Мансийский», лейтенантом полиции, был уволен приказом № 57-ЛС от 11.07.2014 года с занимаемой им должности на основании положений п. 9 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с совершением им поступка, порочащего честь и достоинство сотрудника полиции.

Состав указанного поступка был подтвержден, по мнению ответчика, Заключением служебной проверки от 20 июня 2014 года, проведенной врио начальника УУР УМВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре, полковником А.В.Валюховым. Указанное служебное расследование было инициировано Ханты-Мансийским МРСО СУ СКР по ХМАО-Югре, расследующего уголовное дело по обвинению Маарифа Мамедова в умышленном убийстве Юлии Пыхтеевой (Завьяловой) в рамках возбужденного уголовного дела № 201400033/25.

Истец считает, что оценочные суждения, изложенные в Заключении служебной проверки от 20 июня 2014 года являются необоснованными и не свидетельствующими однозначно о совершении им поступка, порочащего честь и достоинство сотрудника полиции, а приказ об увольнении — незаконным и подлежащим отмене по следующим обстоятельствам.

В результате служебной проверки, по мнению проверяющего, А.Б.Майер своими действиями несвоевременно проинформировал органы следствия о полученных им сведениях и материалах, имеющих значение для расследования особо тяжкого преступления, а также не принял должных мер по сохранности указанных материалов, что повлекло распространение сведений об обстоятельствах преступления, имеющего большой общественный резонанс, в сети интернет, что, по мнению проверяющего, негативным образом повлияло на доверие граждан к правоохранительным органам и отразилось на репутации УМВД России по ХМАО-Югре.

Истец считает, что сведения и выводы, сделанные в ходе проведения служебной проверки, прямо противоречат фактам, полученным в ходе этой проверки и являются относительно необъективными.

Так, в ходе проводимой проверки, проверяющими было установлено, что А.Б.Майер поздно вечером 15.05.2014 года получил от своего знакомого водителя автомобиля Перова запись с автомобильного видеорегистратора, зафиксировавшую, по предварительной информации, элементы преступления, совершенные подозреваемым М. Мамедовым в отношении Пыхтеевой Ю.В., а именно, момент нанесения ножевых ранений в ходе убийства.

Полученная А.Б.Майером информация не была получена по служебным каналам, поскольку в указанную дату А.Б.Майер находился в очередном трудовом отпуске, а являлась информацией, которую знакомый Истца предоставил ему в частном порядке для того, чтобы проверить, действительно ли видеозапись содержит сведения о совершенном преступлении для принятия дальнейших процессуальных действий.

Истец, для сохранения материалов видеозаписи и для того, чтобы избежать случайного их стирания или повреждения, перенес копию видеоматериала на свой ноутбук, не ограничив при этом доступ к нему посторонних лиц.

Указанная запись, по мнению истца, не могла на момент поступления к нему, а именно, в районе 22.30 содержать срочной оперативной информации, т. к. на момент поступления записи Управление МВД России по ХМАО-Югре уже разместило в сети интернет сообщения о том, что полицейские приняли меры к задержанию подозреваемого в убийстве (сообщение пресс-службы УМВД России по ХМАО-Югре от 14 мая 23:25), а также о том, что сотрудниками Управления МВД России по ХМАО-Югре задержан подозреваемый в совершении преступления (сообщение пресс-службы УМВД России по ХМАО-Югре от 15 мая 10:47).

Кроме того, по факту совершенного убийства, согласно данным агрегатора новостей, опубликованных в сети интернет «Yandex.новости» о произошедшем убийстве и задержании подозреваемого уже 15 мая 2014 года написали такие издания, как «Уралинформбюро», «РИА Ура.Ru» и «Regions.ru», в которых сообщалось в подробностях о совершенном преступлении, а также о подробностях совершенного преступления, при этом материалы содержали оперативные фотографии, сделанные с места совершенного преступления, показывающую убитую на месте преступления.

В ходе служебной проверки также было достоверно установлено, что А.Б.Майер, узнав на следующее утро от жены о том, что она самовольно, не поставив в известность супруга, разместила указанную видеозапись, находящуюся на компьютере, в сети интернет, незамедлительно произвел ее удаления с целью не допустить распространения видеоизображения среди неограниченного числа лиц, т. е. в действиях А.Б.Майера отсутствовал состав действий, направленных на дискредитацию чести мундира.

Одновременно с этим, служебной проверкой не было установлено, являлся ли А.Б.Майер первоисточником распространения указанной информации, т. к. уже 16 мая 2014 года указанная запись появилась в сети интернет на видеохостинге YouTube у различных пользователей, что было бы невозможно сделать, т. к. к моменту этих публикаций видеофайл, размещенный супругой А.Б.Майера был удален, т. е. у авторов имелась резервная копия видеоматериала, который они и размещали самостоятельно, а не делая перепубликацию.

Совершив действия по проверке и установлению подлинности, соотносимости и допустимости доказательства, а также удалению видео, размещенного супругой, с видеохостинга, А.Б.Майер незамедлительно, во исполнение служебных обязанностей, передал указанную запись сотрудникам органов внутренних дел для приобщения к материалам дела и процессуального оформления указанного доказательства.

Таким образом, материалы служебной проверки, по мнению истца, не свидетельствуют о поступке, порочащем честь и достоинство сотрудника полиции, т. к. сотрудник сделал все от него зависящее по предотвращению негативных последствий, вызванных несанкционированным размещением супругой видео в сети интернет, и передаче материалов в правоохранительные органы.

Доводы Управления МВД России по ХМАО-Югре о том, что факт размещения видеозаписи с элементами совершенного преступления вызвал «негативное общественное мнение об органах полиции и подрывает доверие граждан к действиям последних», по мнению истца вообще является необоснованным, т. к. в размещенном видео отсутствуют элементы действия сотрудников полиции, указанное видео не снималось сотрудником полиции для последующего размещения в сети интернет, не было направлено на дискредитацию действий сотрудников силовых структур или иным образом не подрывало престиж органов внутренних дел, а лишь говорило об общеизвестном и обсуждаемом на тот момент факте.
Общественное мнение — это форма массового сознания, в котором проявляется отношение (скрытое или явное) различных групп людей к событиям и процессам действительной жизни, затрагивающим их интересы и потребности.

Стоит отметить, что общественное мнение выражается публично и оказывает влияние на функционирование общества и его политической системы. Именно возможность гласного, публичного высказывания населения по злободневным проблемам общественной жизни и влияние этой высказанной вслух позиции на развитие общественно-политических отношений отражает суть общественного мнения как особого социального института. При этом, общественное мнение представляет собой совокупность многих индивидуальных мнений по конкретному вопросу, затрагивающему группу людей.

Публикация видео, по мнению истца, никак не привела к формированию негативного образа работы сотрудников полиции, т. к. указанное видео, даже в противовес этому мнению, демонстрировалось в ряде СМИ как дополнение к статьям, описывающим грамотную, быструю и качественную работу по поимке преступника, совершившего тяжкое преступление, вызвавшее широкий общественный резонанс.

Истец также просит отметить тот факт, что в материалах служебной проверки содержатся сведения о том, что 20.05.2014 года в УМВД России по ХМАО-Югре поступило заявление Завьялова М.О., который является родным братом убитой Завьяловой (Пыхтеевой) Ю.В. О том, что ему было известно о факте передачи записи видеорегистратора проезжающего мимо автомобиля, которая, в последствие, была передана одному из знакомых водителя, являющихся сотрудником полиции, который, якобы, и разместил ее в сети интернет.

В заявлении указывается, что просмотр данной видеозаписи наносит заявителю и членам его семьи психологический вред, в связи с чем он просит просит привлечь к ответственности сотрудника полиции, разместившего указанную видеозапись в сети интернет.

Истец просит суд учесть тот факт, что указанное в материалах служебной проверки заявление, которое позволяет сформировать мнение о поступке, как о якобы негативном и подрывающим психологическое здоровье родственников потерпевшей, было подано гр. Завьяловым М.О. на следующий день после того, как его интервью интернет-изданию Znak.com было красочно и со «смаком» снабжено фотографиями, сделанными с той самой видеозаписи, просмотр которой, по мнению заявителя, «стал предметом широких обсуждений на форумах и СМИ и просмотр которой наносит ему и членам его семьи психологический вред», т. е. налицо можно усмотреть «двойные стандарты».

Кроме того, в своем заявлении гр. Завьялов М.О. указывает на то, что психологический и моральный вред ему и членам его семьи приносит именно просмотр данной видеозаписи, а не ее размещение, что, однако, не мешает указанному заявителю, по чьему доносу проводилась проверка, раздавать направо и налево интервью, при публикации которых, наряду с его «прямой речью», сотрудники ТВ и интернет-изданий используют видео с места происшествия, полученную с помощью видеорегистратора, а именно — ту самую пресловутую видеозапись.

Согласно Определения Конституционного суда РФ от 08.12.2011 1623-О-О Федеральный закон «О полиции» содержит обращенное к сотрудникам органов внутренних дел требование как при осуществлении предоставленных полномочий, так и за рамками служебной деятельности соблюдать и уважать права и свободы человека и гражданина, пресекать любые действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание, не подстрекать, не склонять и не побуждать в прямой или косвенной форме кого-либо к совершению противоправных действий, воздерживаться как в служебное, так и во внеслужебное время от любых действий, которые могут вызвать сомнение в их беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции, стремиться обеспечивать общественное доверие к деятельности полиции и ее поддержку гражданами.

Поступая на службу, сотрудники органов внутренних дел принимают Присягу, в частности, дают клятву уважать и соблюдать права и свободы человека и гражданина, достойно переносить связанные со службой в органах внутренних дел трудности, быть честными, мужественными и бдительными, охранять, не щадя своей жизни, установленный Конституцией и законами Российской Федерации правовой порядок, а также подтверждают готовность нести в случае нарушения Присяги предусмотренную законом ответственность.

Суды Российской Федерации под проступком, порочащим честь и достоинство сотрудника полиции понимают факт, который порочит честь и достоинство сотрудника полиции, наносит урон престижу, авторитету, доброму имени высокому званию сотрудника ОВД, свидетельствует о низком морально-нравственном облике сотрудника ОВД, способного пренебречь предписаниями закона и нормативно-правовых актов, соблюдение которых является его обязанностью.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 27ФЗ «О полиции» сотрудник полиции обязан знать и соблюдать Конституцию РФ, законодательные и иные нормативные правовые акты в сфере внутренних дел, обеспечивать их исполнение.

В соответствии с Кодексом профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ, утвержденным приказом МВД РФ от 24.12.2008 г. № 1138, профессиональный долг, честь и достоинство являются главными моральными ориентирами на служебном пути защитника правопорядка и наряду с совестью составляют нравственный стержень личности сотрудника органов внутренних дел.

Профессиональный долг, честь и достоинство выступают важнейшими критериями моральной зрелости сотрудника и показателями его готовности к выполнению оперативно-служебных задач.

Проступок — это совершение действий, нарушающих этические правила поведения сотрудника полиции, как при исполнении служебных обязанностей, так и вне ее, подрывающих авторитет органов внутренних дел, действия аморального характера.

Исходя из вышесказанного, Истец считает, что в его действиях, установленных в ходе служебной проверки, не было обнаружено действий, квалифицированных как поступок, порочащий честь и достоинство сотрудника полиции.

Исходя из вышесказанного, и руководствуясь положениями ст. 392 ТК РФ

ПРОШУ

1. Признать Приказ № 57-л/с от 11.07.2014 года об увольнении А.Б.Майера с занимаемой должности незаконным и приказ отменить;

2. Восстановить А.Б.Майера на работе на занимаемую им должность с выплатой ему денежного довольствия за время вынужденного прогула;

3. Компенсировать А.Б.Майру моральный вред, понесенный им незаконным увольнением, в размере … рублей;

4. Компенсировать А.Б.Майеру судебные расходы в размере  … рублей.

 

Оставить отзыв